ОТЧЕТ НЕЗАВИСИМОЙ МЕЖДУНАРОДНОЙ МИССИИ по расследованию конфликта в Грузии

 

Вступление

Конфликт августа 2008 года в Грузии

Наблюдения

Слова благодарности

Список основных визитов и встреч членов Миссии

 

Том I

 

Сентябрь 2009 года

 

Решением от 2 декабря 2008 года, Совет Европейского союза учредил Независимую международную миссию по расследованию конфликта в Грузии (НММРКГ). Впервые в своей истории Европейский союз принял решение об активном вмешательстве в серьезный вооруженный конфликт. Также впервые, после заключения соглашения о прекращении огня, Европейский союз создал миссию по расследованию в качестве политического и дипломатического шага после окончания конфликта. В своей работе Миссия использовала помощь и консультации Высшего консультативного совета (см. главу Слова благодарности). Настоящий отчет является результатом расследования, проведенного Миссией на основании ее мандата.

Миссия признательна Европейскому союзу за твердую поддержку, которую ЕС оказывал ей на протяжении всего периода деятельности.

Следует подчеркнуть, что обязанности Миссии строго ограничены следственными функциями, и что Миссия не выполняет судебных функций. Члены Миссии уверены, что мир на Южном Кавказе невозможен без достижения общего понимания фактов.

 

Вступление

1.) В ночь с 7 на 8 августа 2008 года, после длительного периода нарастающего напряжения и различных инцидентов, в окрестностях г. Цхинвали в Южной Осетии разразились ожесточенные боевые действия, которые вскоре перекинулись на другие части Грузии и продлись в течение пяти дней. Эти действия вызвали серьезные разрушения во многих частях страны и привели к полному опустошению некоторых городов и сел. Они также привели к значительным человеческим жертвам. В конце конфликта грузинская сторона заявила о 170 погибших военнослужащих, 14 полицейских и 228 гражданских лицах, а также о 1747 раненных. По данным российской стороны, она потеряла 67 военнослужащих убитыми и 283 - раненными. Югоосетинская сторона сообщила о 365 убитых. Эта цифра вероятно включала как военных, так и гражданских лиц. Всего в результате конфликта погибло 850 человек, не считая раненных, пропавших без вести и более 100.000 мирных жителей, которые были вынуждены покинуть свои дома. Около 35 000 человек все еще не смогли вернуться. Военные действия не положили конец политическому конфликту и не способствовали решению вызвавших его проблем. Напряжение все еще сохраняется. Политическая ситуация после завершения боевых действий не улучшилась, а в некоторых отношениях осложнилась еще больше.

2.) В свете продолжавшейся неясности и нестабильности ситуации, тремя неделями позже, 1 сентября 2008 года, Совет Европейского союза выразил готовность поддержать любые усилия для достижения мирного и долгосрочного урегулирования конфликта в Грузии. Совет также выразил готовность поддержать меры по укреплению доверия. Далее, 2 декабря 2008 года, Совет министров ЕС принял решение о создании Независимой международной миссии по расследованию конфликта в Грузии (НММРКГ), в компетенцию которой входило:

Расследование причин и хода конфликта в Грузии, в том числе с точки зрения международного права (прим: в том числе Хельсинский заключительный акт), гуманитарного права и прав человека, а также выдвинутых в этом контексте обвинений (прим: в том числе заявлений о военных преступлениях).

Совет министров также заявил, что географический охват и сроки расследования должны быть значительно шире для того, чтобы выявить все возможные причины конфликта. Полный текст решения, принятого Советом министров ЕС 2 декабря 2008 года, включен в настоящий отчет (стр. 3).

3.) НММРКГ, первая в истории ЕС миссия по расследованию конфликта, приступила к работе сразу после принятия Советом министров ЕС решения от 2 декабря 2008 года. Миссия состояла из основной группы из трех членов под руководством швейцарского посла Хайди Тальявини, которую Совет министров ЕС назначил главой НММРКГ, поручив ей принятие всех решений по процедурам и методам работы Миссии, а также кадровым вопросам. Согласно мандату, глава Миссии также определял содержание настоящего отчета в условиях полной независимости. Следует заметить, что никто никогда не предпринимал никаких попыток вмешательства в этот независимый мандат. Основная группа основала свою штаб-квартиру в Женеве, в помещении предоставленном Женевским центром по политике безопасности. Правительство Бельгии также выделило представительству Миссии помещение в Брюсселе, а третье представительство было открыто в Тбилиси.

4.) Миссия наняла немногочисленного вспомогательный персонал, а также заключила контракты с 20 экспертами, в чьи обязанности входило предоставление материалов по военным, правовым, гуманитарным и историческим вопросам, которые необходимо было изучить в рамках мандата. Кроме того, был создан Высший консультативный совет, в обязанности которого входило наблюдать за работой Миссии и предоставлять ей консультации и рекомендации. Совет состоял из профессионалов, обладающих обширными знаниями и опытом в области международных отношений, в частности, в сфере урегулирования конфликтов. Своим участием в Совете Мисси оказали честь четыре бывших министра иностранных дел или обороны, а также бывший президент Международного комитета красного креста и бывший заместитель генерального секретаря ООН по миротворческим операциям, которые занимали эти ответственные должности в течение длительного времени. Как указано ниже, в главе Слова благодарности, Миссия глубоко признательна за рекомендации и поддержку, полученные от старших советников и экспертов (см. Слова благодарности).

5.) В соответствии со своим мандатом, Миссия обязана представить результаты расследования в форме отчета Совету министров ЕС, а также сторонам конфликта августа 2008 года, ОБСЕ и ООН. В целях составления настоящего отчета и исходя из того, что именно предстояло узнать у указанных сторон, в Москву, Тбилиси, Сухуми и Цхинвали были отосланы вопросники, освящающие военные, правовые, гуманитарные и политические аспекты произошедших событий. Помимо этого, сторонам предложили представить их собственные взгляды и оценку событий. Хотя не на все вопросы были даны ответы, можно сказать, что в целом ответы всех сторон были содержательными и соответствовали ожиданиями Миссии. Все письменные ответы и иные материалы, такие как официальные документы, карты и обзоры, представленные различными сторонами, участвовавшими в конфликте, прилагаются к настоящему отчету в оригинальном виде, без изменений. Само собой разумеется, что помимо предоставленной сторонами информации, огромное количество сведений было почерпнуто из публичных источников, в том числе из книг, статей, научных трудов и других письменных источников, а также из видео- и фотоматериалов, которые также послужили основой для отчета. Все эти материалы были тщательно изучены, проверены и, по мере необходимости и возможности, перепроверены.

6.) Кроме того, основной состав Миссии и эксперты неоднократно посещали Тбилиси, Москву, Цхинвали и Сухуми, а также места, где шли боевые действия и/или которые представляли особый интерес с точки зрения гуманитарной ситуации и прав человека, а также наиболее важные места, такие как Рокский туннель, Ахалгорский регион и Кодорское ущелье. Во время этих посещений представители Мисси встречались с непосредственными свидетелями трагически событий. Представители Мисси провели десятки собеседований и интервью с государственными чиновниками и дипломатами, политическими лидерами и военачальниками, свидетелями и жертвами, учеными, независимыми экспертами и другими специалистами, знакомыми с Кавказом и событиями лета 2008 года. Миссия обратилась к правительствам всех государств-членов ЕС, а также другим заинтересованными сторонам, таким как Соединенные Штаты, Украина, соседние страны, НАТО, ОБСЕ, Совет Европы и Международный комитет красного креста (МККК), с предложением представить все имеющиеся у них материалы, имеющие отношение к конфликту. Миссия обратилась за информацией в штаб-квартиру ООН в Нью-Йорке, УВКБ ООН и УВКПЧ ООН. Детальные обсуждения были проведены с представителями США в Вашингтоне и Украины в Брюсселе. Представители Миссии также посетили штаб-квартиры НАТО, ОБСЕ, Совета Европы и МККК.

7.) С самого начала мнения сторон сильно расходились и эти разногласия продолжают углубляться с течением времени. Поэтому все трудней становится установить истину. Однако события и обстоятельства, приведшие к конфликту, представляют собой исторический факт, и в настоящем отчете мы постараемся прояснить их, сосредоточившись на сложных отношениях между Россией и Грузией, а также Грузией и ее мятежным регионом Южной Осетией. Конфликт в Абхазии играл меньшую, хотя и очень важную роль в событиях начала августа 2008 года. Крайне важно то, что причины конфликта августа 2008 года были ранее исследованы рядом уважаемых международных институтов и организаций, таких как Совет Европы, палата лордов Великобритании, Конгресс США, парламенты Грузии и Украины, УВКБ ООН, МККК, Международная группа по предотвращению кризисов (ICG), Хьюман Райтс Вотч (Human Rights Watch), Международная Амнистия (Amnesty International) и другими. Миссия признает значимость этих усилий и благодарит за возможность воспользоваться опытом и знаниями, полученными в рамках этих усилий. В некоторых случаях частные лица или организации предоставляли Миссии информацию по собственной инициативе. Подводя итог всему вышесказанному, следует отметить, что все вовлеченные в конфликт стороны, а также стороны, не имеющие к нему непосредственного отношения, проявили полную готовность к сотрудничеству с Миссией, которая превзошла все наши ожидания.

8.) Независимая миссия подчеркивает, что использование ею названий, терминов или выражений, в особенности тех, которые относятся к зонам конфликтов, не должно толковаться как какая-либо форма признания или непризнания Миссией или как нечто, имеющее скрытый политический контекст. Также необходимо сделать оговорку относительно заявлений о нарушении международного гуманитарного права и прав человека, а также заявлений о военных преступлениях и геноциде. Совет Европы направил Миссию на расследование этих заявлений. В то же время Миссия приступила к работе лишь в конце 2008 года, следовательно ей пришлось во многом основывать свое расследование на результатах расследований, проведенных вскоре после окончания конфликта, международными и региональными организациями, такими как БДИПЧ (ОБСЕ), Совет Европы и УВКБ ООН, а также хорошо известными и уважаемыми международными неправительственными организациями, такими как Международная Амнистия, Хюман райтс вотч, Международная группа по предотвращению кризисов и другими. Члены Миссии также несколько раз встречались с представителями Международного комитета Красного Креста. Кроме того, Миссия получила сведения непосредственно от свидетелей и жертв, а также путем собственных наблюдений и документов, собранных на месте. Следует отметить, что установленные факты можно использовать только в целях расследования и ни в каких иных целях, в том числе таких как процессы по делам, которые ждут рассмотрения в международных судах, или каких-либо еще.

9.) Несмотря на всю проделанную работу, настоящий отчет не может претендовать на абсолютную точность или полноту в полном понимании этого слова. В отчет включена информация, которую Миссия смогла собрать на момент его составления. Существует вероятность того, что позже появится дополнительная информация, которая могла быть неверно расценена как незначительная, или была случайно либо намеренно утаена. Этого нельзя исключать, однако, по сведениям Миссии, в настоящее время не существует признаков, указывающих на подобные действия в отношении каких-либо конкретных вопросов или элементов. Существует также теоретическая возможность того, что некоторые элементы были сфальсифицированы или неверно истолкованы. Были случаи, когда стороны открыто противоречили друг другу при оценке важных документов. У Миссии не было доступа к разведданным или изображениям со спутников, полученным спецслужбами. Миссия также должна была ограничить свою деятельность в плане времени и пространства. В то время как отправная точка расследования была довольно подвижна, в том смысле, что обсуждение событий становилось тем более детальным, чем ближе они отстояли от 7 августа 2008 года, окончательной точкой расследования было обозначено 8 сентября 2008 года дата подписания второго соглашения о выполнении обязательств по договору о предотвращении огня, достигнутому президентами Саркози, Медведевым и Саакашвили, что указывало на то, что основные события перешли из военной сферы в область политики и дипломатии. Что касается географического охвата, в отчете упоминаются лишь те стороны, как из самого региона так и из-за его пределов, которые непосредственно принимали военное или дипломатическое участие в конфликте во время или до описываемых событий.

10.) Следует также отметить, что Миссия приложила все возможные усилия для того, чтобы собрать все детали относящейся к делу информации, проверить их и проанализировать самым ответственным образом с целью составления настоящего отчета. Все это было проделано с величайшей тщательностью, и хотя никогда не существует абсолютной уверенности в полном отсутствии каких-либо ошибок или упущений, нами были предприняты все меры для того чтобы свести их к минимуму. Миссия твердо верит, что в основе ее работы, в частности, в основе настоящего отчета, лежат принципы честности, беспристрастности, объективности и равенства. Отчет не направлен на то, чтобы тревожить старые раны или пробуждать эмоции. Напротив, представляя последовательность событий на основе информации, имеющейся на момент составления отчета, и анализируя ответственность за эти события, отчет создаст твердую основу для трезвой оценки реальной ситуации. Это отправная точка в любой ответственной и серьезной политике, и в этом смысле отчет будет способствовать достижению стабильности и мира на Южном Кавказе, которые необходимы для развития всех государств и наций региона. Миссия надеется, что все стороны конфликта разделят и примут эти принципы, даже если некоторые из их действий будут рассмотрены нами с позиции критики. Только в этом случае отчет будет способствовать достижению перспектив прочного мирного урегулирования конфликта в Грузии в соответствии с обязательствами Совета ЕС от 1 сентября 2008 года.

 

Конфликт в Грузии в августе 2008

 

1.) Результат вооруженной конфронтации - это всегда человеческая трагедия. После окончания боевых действий остался печальный список убитых и потерь, сильного страдания, надежд и мечтаний, которые были разбиты и во многих случаях навсегда. Мы не знаем иного, лучшего способа, понять первопричины конфликта 2008 года в Грузии, как через умы тех, кто принимал в нём участие и тех, кто пострадал. Мы узнаем, что у всех сторон, вовлеченных в конфликт, были свои обиды, что их действия имели истоки в их собственном опыте и памяти, и что большинство из тех, кто принимал участие в этих событиях, не сомневались в правильности своих действий. Тщательно рассмотрев мотивацию народов, мы сможем понять их цели, даже если не сможем принять их средства. Понимание людей приведет нас к фактам. Данный Доклад попытается представить справедливый и беспристрастный обзор действий, предпринятых сторонами конфликта, их причин, а также последствий. Многое из этого будет воспринято критически. Однако ничто не сможет поколебать нашего уважения к каждой отдельной судьбе и к устремлениям народов любых регионов, больших или малых. Эти устремления не были решающими причинами начала боевых действий, поскольку подобные же проблемы были мирно решены в других местах. Однако в данном случае, проблемами искусственно управляли и зачастую их эксплуатировали, прокладывая дорогу к вооруженной конфронтации. Цель данного Доклада - на основе уважения и понимания описать произошедшие события таким образом, чтобы эти выводы могли послужить более безопасному будущему как в регионе, так и за его пределами.

2.) В ночь с 7 на 8 августа 2008 года длительной атакой грузинской артиллерии был нанесён удар по городу Цхинвали. Полным ходом шли перемещения вооружённых сил Грузии в направлении Цхинвали и его окрестностей и вскоре в боевые действия были вовлечены российские, югоосетинские и абхазские войска и вооружённые отряды. Однако через короткое время грузинское наступление в Южной Осетии было остановлено. В результате контрнаступления, российские вооруженные силы, прикрываемые ударами авиации и подразделениями Черноморского флота, проникли далеко вглубь Грузии, перерезав главную дорогу страны, соединяющую восточную и западные её части, достигнув порта Поти и остановившись невдалеке от столицы Грузии Тбилиси. Конфронтация переросла в смешанный межгосударственный и внутренний конфликт, противопоставив грузинские силы российским на одном уровне конфронтации и югоосетинских и абхазских комбатантов грузинам на другом. Подобная комбинация разворачивающихся на различных уровнях конфликтов особенно удобна для нарушений Международного гуманитарного права и Законодательства в области прав человека. И это действительно происходило, причём многие из подобных случаев связаны с действиями незаконных вооруженных формирований югоосетинской стороны, которые не были или не могли быть в достаточной мере контролируемы регулярными частями вооруженных сил России. Другой театр военных действий открылся на западном направлении, где при поддержке российских сил абхазские силы, не встретив значительного сопротивления со стороны грузин, заняли верхнюю часть Кодорского ущелья. 12 августа 2008 года, после пяти дней противостояния, договор о прекращении огня был согласован между Президентом России Дмитрием Медведевым, Президентом Грузии Михаилом Саакашвили и Президентом Франции Николя Саркози, действовавшим от имени Европейского союза. Дополнительный договор (о мерах по выполнению договора о прекращении огня) был подписан 8 сентября 2008 года, вновь в значительной степени благодаря непрекращающимся усилиям президента Франции. Эти успешные политические шаги были предприняты на фоне неудачных попыток международного сообщества, включая Совет Безопасности ООН, действовать достаточно быстро и решительно, чтобы контролировать предшествовавшее началу вооруженного конфликта всё нарастающее напряжение. Однако с тех пор, за исключением организованной Миссии наблюдателей ЕС в Грузии (МНЕС) и Женевских переговоров, не было достигнуто практически никаких успехов в сложном процессе установления мира и стабильности в регионе. Ситуация остается напряжённой и изменчивой, и многие опасаются возобновления военных действий. 

3.) Артиллерийский обстрел Цхинвали грузинскими вооруженными силами в течение ночи с 7 на 8 августа 2008 г. ознаменовал начало крупномасштабного вооруженного конфликта в Грузии, однако это была лишь кульминация длительного периода нарастания напряжённости, провокаций и инцидентов. Более того, конфликта имеет глубокие корни в истории региона, в национальных традициях, чаяниях народов, а также в вековом восприятии или скорее ошибочном восприятии друг друга, которое не только не улучшалось, но даже периодически эксплуатировалось. Хотя регион имеет также и давнюю традицию мирного сосуществования различных наций и верований, среди национальных меньшинств одновременно бытовало ощущение приниженности и их подчинённого положения. Советский федерализм не способствовал преодолению скрытого антагонизма, а период хаоса, последовавший после распада Советского Союза, только добавил поводов для взаимного недоверия и даже открытой вражды в регионе. Волна новообретённого самосознания, последовавшая за политическими изменениями в Грузии конца 2003 года, столкнулась с волной самоутверждения, исходящей от Российской Федерации, пытавшейся установить в "ближнем зарубежье" зону привилегированных интересов, в которой действия и намерения, рассматривающиеся как наносящие ущерб интересам России, были бы затруднены. В то же время, меры по поддержанию мира, предпринимавшиеся при содействии международного сообщества, всё больше и больше отставали от новых, ещё более опасных событий в политической и военной сфере. Они начались в 1990-х, после вооруженных конфликтов в Абхазии и Южной Осетии на заре грузинской независимости и с тех пор оставались практически неизменными. Без регулирования и политического внимания, в котором нуждались присутствующие в регионе международные организации, они, в конце концов, утратили контроль за ситуацией и более не могли выполнять возложенные на них функции. 

4.) Помимо человеческого фактора также существуют, конечно, исторические и политические корни вооруженного конфликта августа 2008 года. Грузины - древняя христианская нация, ощущающая себя намного старше России. Исторические истоки грузинской национальной идентичности восходят к далёкой древности - созданию автокефальной грузинской церкви в IV веке и грузинского алфавита в V веке. Решающее историческое событие между двумя этими нациями произошло во время царствования российской императрицы Екатерины II, когда в 1783 году в городе Георгиевске был подписан трактат между Россией и царём Ираклием II, управлявшим нынешней восточной частью Грузии, который предусматривал российскую защиту от персидских нападений. Это открыло путь дальнейшим шагам по установлению российского господства, как в плане влияния, так и в плане территории, приведя, в конце концов, к полной интеграции Грузии в Российскую империю в 1881-1917 годы. Этот период в общем совпал с пробуждением грузинского национального самосознания, котрое возглавлялось патриотически настроенной грузинской интеллигенцией, часто критиковавшей российское господство и русификацию. С точки зрения России же, Грузии была предоставлена крайне необходимая защита от опустошений соседями. Введение системы современного администрирования, от строительства дорог до эффективной системы образования, стало ещё одним достижением, полученным Грузией от России. Хотя Россия и рассматривалась частью грузинской истории чуть ли не как угроза существованию грузинской нации и хотя и в самом деле имели место попытки ослабить грузинское культурное наследие, грузины являлись до некоторой степени даже привилегированной нацией в Российской империи. Наконец, многие в Грузии, относясь с антипатией к имперской мощи России и к её деспотичному и архаичному пути развития, в то же время были покорены современной цивилизацией и европейскими взглядами в том виде, в каком они были представлены в России.

5.) Нынешняя Грузия рассматривает трехлетнее существование Грузинской Демократической Республики с 1918 по 1921 год, быстро и жестоко подавленной большевистскими силами, как настолько же важную отправную точку национального освобождения и современной демократической государственности, как и её окончательное образование во время распада СССР с провозглашением Декларации о государственном суверенитете Грузии 9 апреля 1991 года. В обоих случаях грузинская независимость появилась в результате тяжёлого кризиса, или даже крушения её сильного северного соседа. Независимости 1991 года предшествовали трагические события, такие как убийство грузинских демонстрантов советскими войсками 9 апреля 1989 года. Это произошло после десятилетий вооруженной борьбы, подавления и массового террора, отметивших эру Сталина. Конечно же, мало что смогло бы вынудить недавно обретшую независимость Грузию следовать схемам царских и советских лет и больша́я часть политической элиты и общественное мнение в Грузии взяли чёткую прозападную ориентацию. Тем не менее, оставалось одно важное наследие советской эры: подразделение Грузии на три политико-территориальных единицы, включавших Автономную Республику Абхазия и Автономную Область (район) Южная Осетия. Конечно же, оставалась и Грузия в общем, с её столицей  в Тбилиси и в пределах международно признанных границ, совпадающих с прежней Грузинской Советской Социалистической Республикой по состоянию на 21 декабря 1991 года. В период перехода к постсоветской независимости первый Президент страны Звиад Гамсахурдиа предпринял очень много националистических действий, провозглашая этно-центристские лозунги, такие как Грузия для грузин, чем оттолкнул два меньших политико-территориальных образования - Абхазию и Южную Осетию - от грузинского проекта независимости. Национализм и даже шовинизм всех сторон, вместе с сомнительными политическими акциями, только добавили напряжённости в отношения. Боевые действия, которые, в конце концов, начались между грузинскими силами и силами сепаратистов сначала в Южной Осетии в 1991-1992 гг., а затем в Абхазии в 1992-1994 гг. завершились для Грузии потерей контроля над бо́льшими частями обеих территорий. Со стороны России мятежникам оказывалась поддержка, хотя, кажется, российская политическая элита и силовые структуры расходились во мнениях в этом вопросе и были вовлечены в процесс частично, а Москва в то же время оставалась в сложных отношениях с Тбилиси. 

6.) Во время внутренних беспорядков в Грузии, последовавших за неудачной попыткой военных действий страны в вооруженных конфликтах в Абхазии и Южной Осетии, преемник Звиада Гамсахурдиа, Президент Эдуард Шеварднадзе, вынужден был в октябре 1993 года попросить у Москвы помощи, чтобы подавить ещё один мятеж, на этот раз поднятый сторонниками Гамсахурдиа в западной области Самегрело. Российские войска оказали запрошенную помощь. В итоге это привело к пророссийской переориентации внешней политики Грузии. В октябре 1993 года Эдуард Шеварднадзе подписал вступление Грузии в возглавляемое Россией Содружество Независимых Государств (СНГ), а в следующем году Тбилиси присоединился к возглавляемой Россией Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Присутствие четырех российских военных баз на территории Грузии было продлено и российские пограничные войска остались развёрнутыми вдоль границы Грузии с Турцией, а также патрулировали побережье. Помимо этого, российские силы приняли обязательства по поддержанию мира в Южной Осетии и, позже, в Абхазии. По соглашению, заключенному в июне 1992 года в Сочи между двумя лидерами - Эдуардом Шеварднадзе и Борисом Ельциным, были организованы Коллективные Силы по поддержанию мира (КСПМ) в Южной Осетии, которые состояли по одному батальону до 500 военнослужащих каждый от российской, грузинской и осетинской сторон под командованием российского офицера. Поддержание мира в Абхазии было предметом другого соглашения о прекращении огня, заключенного в Москве в мае 1994 года и позднее поддержанное Советом Безопасности ООН, утвердившим создание Сил по поддержанию мира СНГ (КСПМ СНГ) до 3,000 военнослужащих. Однако, из всех стран СНГ, войска предоставила лишь Россия. Миссия ООН по наблюдению в Грузии (МООННГ) была организована в августе 1993 года, в её обязанности входило наблюдение за выполнением соглашения о прекращении огня в Абхазии. Задача содействия процессу грузино-абхазского примирения была возложена на Специального представителя Генерального секретаря ООН. Миссия ОБСЕ была основана в декабре 1993 года в рамках конфликта в Южной Осетии с полномочиями содействовать конфликтующим сторонам в достижении мирного политического урегулирования. Данные структуры в значительной степени находились под влиянием России - если не непосредственно, то по крайней мере из-за возможности использования права вето.

7.) В конце тысячелетия стало очевидно, что неопределённый политический статус Южной Осетии и Абхазии стал ещё более трудноразрешимым и что никаких чётких решений в поле зрения не наблюдалось. В то же время стали происходить геополитические изменения, среди которых расширение НАТО на восток и увеличение международного интереса к региону Кавказа, связанное с расширением системы безопасности и поставками энергии. При новом Президенте Владимире Путине Россия стала более стабильной, а также более решительной в распространении своего влияния на "ближнее зарубежье". Изменения были и в самой Грузии. Уже накануне принятия присяги при вступлении в должность Президент Саакашвили заявил, что решение конфликтов в Южной Осетии и Абхазии является приоритетом его президентства. Успешное, без серьёзных затруднений, возвращение отдалявшейся южной грузинской области Аджария под контроль Тбилиси в первый же (2004) год исполнения своих служебных обязанностей, а также улучшения в экономике Грузии, вероятно, лишь укрепили Президента Саакашвили в его решении. Однако развития ситуации между двумя сторонами не просматривалось. После короткого начального периода, продемонстрировавшего даже некоторые признаки улучшения, отношения между Президентом России Владимиром Путиным и недавно избранным Президентом Грузии Михаилом Саакашвили вскоре стали напряжёнными. Быстро ухудшился и политический климат. Военные расходы Грузии в правление Президента Саакашвили быстро увеличились с менее чем 1% ВВП до 8% ВВП, причём мало кто не воспринял это как послание. Более того, сильная прозападная ориентация грузинской внешней политики и энергичные меры Президента Саакашвили по достижению членства в НАТО добавили проблем с Москвой, даже несмотря на то, что вопрос о членстве был впервые поставлен Президентом Шеварднадзе. Наконец, во внешней политике Грузия при Президенте Саакашвили стремилась найти союзников со сходными взглядами, таких как Киев после Оранжевой Революции, и вместе поддержать прозападную ориентацию повсеместно в широкой полосе стран от Балтийского до Черного и Каспийского морей. Как и следовало ожидать, всё это не было одобрительно встречено Россей с её стремлением утвердить влияние на постсоветском пространстве.

8.) В то время как отношения между Грузией и Россией постоянно ухудшались, сопровождаясь различными инцидентами и недружелюбной, а порой и просто агрессивной риторикой, Соединённые Штаты стали явным лидером среди внешнеполитических партнёров Тбилиси. США оказали твёрдую политическую поддержку Грузии и Президенту Саакашвили лично, достигшую апогея в известной речи маяк свободы, произнесённой Президентом Бушем в Тбилиси 10 мая 2005 года. США также предоставили щедрую экономическую помощь. Грузия стала одним из самых важных адресатов американской помощи в пересчёте на душу населения. Кроме того, что наиболее важно, США развернули обширную программу военной помощи Грузии - как в плане обучения и оснащения, так и в плане финансового обеспечения. На первых порах она предназначалась для помощи Грузии в восстановлении полного контроля над Панкисским ущельем Кавказа, где, по заявлению России, предположительно укрывались чеченские боевики. Дальнейшие американские программы военной помощи были заявлены для помощи грузинским вооруженным силам в подготовке к международным миссиям за границей, таким как миссии в Косово, Ираке и Афганистане. По итогам данных программ численность вооруженных сил Грузии удвоилась по сравнению с годами Шеварднадзе, подготовка и оснащение стали лучше, чем когда-либо, а больша́я часть полученных военных сил была дислоцирована на модернизированных военных базах; наиболее важные из них - база в Сенаки, расположенная вблизи Абхазии и база в окрестностях Гори, расположенная вблизи Южной Осетии. По сообщениям, более ста американских военных советников действовали в грузинских вооруженных силах на начало конфликта в августе 2008 г. и еще большее число американских специалистов и советников, как полагают, было задействовано в различных ветвях структур власти и администрации Грузии. Значительная военная поддержка в плане оснащения и, в определённой степени, обучения была предоставлена многими другими странами во главе с Украиной, Чехией и Израилем, причём последний содействовал скорее не в количественном, а в технологическом и качественном аспектах - все они способствовали увеличению военной силы Грузии, гордо демонстрировавшейся в подходящих случаях, таких как парады на День Независимости. 

9.) Со стороны Европы большинство государств-членов ЕС не выявили большой заинтересованности в дальнейшем участии в предоставлении Грузии военной помощи. Тем не менее, ЕС, или по крайней мере некоторых из его бо́льших государств-членов, прикладывали усилия по поддержанию мира такие как Группа Друзей Грузии, в которой США, Россия, Великобритания, Франция и Германия участвовали в политическом сотрудничестве по проблеме Абхазии (для удовлетворения возражений Абхазии, с 1997 года группа переименована в Друзей Генерального секретаря ООН). Для оказания помощи Грузии в укреплении её атлантической и европейской ориентации, многие страны востока и севера ЕС установили с ней более тесные связи в правление президента Саакашвили. За период 1992-2004 гг. Грузия получила от Комиссии ЕС экономическую помощь на сумму более 400 млн. и дополнительно некоторые страны ЕС, такие как Германия, оказали существенную экономическую поддержку из собственных средств на двусторонней основе. Кроме того, проходили европейские встречи по вопросам проблем Южной Осетии и Абхазии. Начиная с 1997 года в Южной Осетии осуществлялись некоторые проекты Комиссии ЕС, а с 2004 г. в зонах грузино-осетинского и грузино-абхазского конфликтов была развёрнута обширная программа восстановления, финансируемая ЕС. В апреле 2001 года Комиссия ЕС стала наблюдателем, хотя и лишь по экономическим проблемам, на встречах Смешанной Контрольной Комиссий (СКК) - многостороннего органа, призванного наблюдать за выполнением Сочинского Соглашения о прекращении огня в Южной Осетии. Договор о партнёрстве и сотрудничестве между Грузией и ЕС был подписан в 1996 г. и вступил в силу с 1999 г. 

10.) Накануне своего расширения на восток и вскоре после смены тысячелетий ЕС продолжил наращивать усилия, способствующие стабильности соседних восточных регионов, включая Южный Кавказ и Грузию. В 2003 году был назначен Специальный Представитель ЕС по Южному Кавказу, первоначальная цель которого была - поддержка политики реформ, а в дальнейшем также и оказание помощи в урегулировании конфликтов. Год спустя, Грузия вместе с двумя своими соседями по Южному Кавказу Арменией и Азербайджаном была включена в европейскую Политику Добрососедства, предусматривающую усиление политических и экономических связей с ЕС и увеличение помощи. Суммарно, за эти годы шло постепенное наращивание европейского присутствия в Грузии, которое выражалось в форме экономической помощи, политически благоприятное для двусторонних отношений, объединяющее, но осторожное в отношении спорных политических проблем и, за исключением некоторой двусторонней поддержки от очень немногих членов ЕС, по большей части дистанцированное от военной помощи и чувствительных проблем безопасности. Хороший пример тому нежелание европейцев взять под контроль наблюдательной Миссии границу и зону Кавказа, непосредственно прилегающую к России, после того, как Россия в 2004 году наложила на это начинание ОБСЕ вето. Вероятно этот же осторожный подход нашёл отражение также и в решении Бухарестского саммита НАТО в апреле 2008 года, который взял положительный курс на запрос Грузии о членстве в НАТО, но воздержаться от шагов, приводящих к её немедленно приёму. 

11.) Действительно, многие спорные юридические проблемы, вытекающие из распада Советского Союза, также сыграли свою роль в том, чтобы подготовить почву для вооруженного столкновения, последовавшего в августе 2008 года. Проблема самоопределения Южной Осетии и Абхазии, так же как их право на односторонний выход из состава Грузии - две юридических проблемы, связанные с конфликтом. И Южная Осетия, и Абхазия рассматривают своё право на самоопределение как юридическое обоснование для обретения суверенитета и независимости соответствующих территорий. Однако международное законодательство не признает права одностороннего создания новых государств на основе принципа самоопределения, за исключением колониального контекста и апартеида. Экстраординарное признание выхода при чрезвычайных условиях, таких как геноцид, пока не нашло полного одобрения. Как будет показано ниже, в случае конфликта в августе 2008 года и последующего признания Южной Осетии и Абхазии, Миссия обнаружила, что геноцид не имел места. Кроме того, основная часть международных государственных правовых норм и открытая позиция ведущих держав, таких как Россия в Косовском случае, выступают против этого. Это применимо также и к вопросу раздела государства, который мог бы обсуждаться в отношении Грузии после распада Советского Союза. Согласно общепринятому принципу uti possidetis, только бывшим составным республикам, таким как Грузия, но не территориальным под-единицам, таким как Южная Осетия или Абхазия, предоставляется независимость в случае распада вышестоящего юридического образования, такого как бывший Советский Союз. Следовательно, Южная Осетия не имела права выхода из состава Грузии, то же самое касается и Абхазии по тем же причинам. Признание отколовшихся образований, таких как Абхазия и Южная Осетия третьей страной, следовательно, противоречит международному праву в плане незаконности вмешательства в суверенитет и нарушения территориальной целостности пострадавшей страны, какой является Грузия. Это противоречит I Принципу Хельсинского Заключительного акта, который заявляет, что Государства-участники будут уважать суверенное равенство и своеобразие друг друга, а также все права, присущие их суверенитету и охватываемые им, в число которых входит, в частности, право каждого государства на юридическое равенство, на территориальную целостность, на свободу и политическую независимость. 

12.) Другой юридической проблемой, связанной с конфликтом и с отношениями между Грузией и Россией, является так называемая российская политика паспортизации, заключающаяся в массовом предоставление российского гражданства и следовательно паспортов людям, живущим в Южной Осетии и Абхазии, где подавляющее большинство населения теперь владеет такими российскими паспортами. Хотя российское гражданство в индивидуальных случаях предоставлялось и ранее, новый российский Закон о Гражданстве, вступивший в силу в 2002 году, предусматривает в статьях 13 и 14 выдачу российского гражданства по упрощённой процедуре и, таким образом, открывает более широкие возможности, которыми и воспользовались тысячи новых претендентов из Южной Осетии и Абхазии. Однако согласно международному праву, одним из существенных требований для обязательного признания другими странами такого предоставленного гражданства является адекватная фактическая связь между претендентом и страной предоставления - в данном случае Россией - которая не должна быть произвольной. Таковой могла бы быть, например, семейная связь, долгое проживание или продление государственной или военной службы. Кроме того, требуется чёткое согласие страны проживания. Грузинский закон, однако, не признает двойного гражданства. Прежнее советское гражданство не считается достаточным основанием, так как этот статус уже был трансформирован в грузинское гражданство с обретением независимости. Учитывая эти требования, только ограниченное число таких предоставлений можно считать юридически обоснованным и соответствующим международному праву. Подавляющее большинство, якобы, натурализованных людей из Южной Осетии и Абхазии не являются российскими гражданами с точки зрения международного права. Ни Грузия, ни любая иная третья страна не нуждаются в признании такого рода российского подданства. Следовательно, люди, живущие в Южной Осетии и Абхазии, которые первоначально, после распада Советского Союза, стали грузинскими гражданами, продолжают оставаться таковыми, независимо от политики паспортизации. Они оставались гражданами Грузии во время вооруженного столкновения в августе 2008 года, остаются таковыми, в юридическом отношении, и по сей день, если только не отказались или не утратили своё грузинское подданство правовым способом. Массовое присвоение российского гражданства жителям Грузии и крупномасштабная раздача паспортов на грузинской территории, включая её отколовшиеся регионы, без согласия грузинского правительства противоречит принципам добрососедства, является открытым вызовом грузинскому суверенитету и вмешательством во внутренние дела Грузии. 

13.) Нарастание напряжённости в зоне конфликта приближались к уровню открытой военной конфронтации. Уже весной 2008 года можно было наблюдать критическое ухудшение ситуации в грузино-абхазской зоне конфликта. Одной из причин напряжённости стала возросшая активность авиации над зоной конфликта, включая полеты над линией прекращения огня, как реактивных истребителей, так и беспилотных летательных аппаратов (UAVs). Некоторые из грузинских БЛА (UAVs), как сообщалось, были сбиты абхазскими и российскими силами. В апреле 2008 года укомплектованные российскими военными СПМ (CIS PKF) были усилены дополнительными войсками, а в конце мая 2008 года, несмотря на грузинские протесты, в Абхазию были введены подразделения железнодорожных войск России для восстановления, как утверждалось, в гуманитарных целях, местной железной дороги. Весенние события дополнились летом 2008 года бомбежками общественных мест на абхазской стороне от линии прекращения огня и придорожными взрывами на грузинской. В течение лета 2008 года главный центр напряженности от грузино-абхазской зоны конфликта сместился в зону грузино-осетинского, сопровождаясь диверсионными атаками, а также усилением перестрелок между грузинской и югоосетинской сторонами, включая огонь из миномётов и тяжелой артиллерии. В начале июля конфликт уже казался на грани воспламенения, и в то же время усилились дипломатические акции. В середине июля на базе Вазиани близ Тбилиси прошли ежегодный военные учения под эгидой США, названные Немедленный Ответ, в которых приняли участие приблизительно 2 000 военных из Грузии, США, Армении, Азербайджана и Украины. В период с 15 июля по 2 августа 2008 года российские войска провели крупномасштабные учебные маневры Северо-Кавказского Военного Округа в близи от российско-грузинской границы, а также на Чёрном море. В начале августа власти Южной Осетии начали эвакуацию гражданского населения в пункты размещения на территории Российской Федерации. Действительно, сцена, казалась, полностью готова к военному конфликту. 

14.) Открытые боевые действия начались с крупномасштабной грузинской военной операции против города Цхинвали и его окрестностей в ночь с 7 на 8 августа 2008 года. Операция началась с массированного грузинского артобстрела. В самом начале Командующий грузинского контингента Коллективных Сил по поддержанию мира (JPKF), бригадный генерал Мамука Курашвили заявил, что операция была нацелена на восстановление конституционного порядка на территории Южной Осетии. Несколько позже грузинская сторона опровергла заявление Мамуки Курашвили как несанкционированное и обосновывала операцию отражением предполагаемого российского вторжения. Официальная грузинская информация, предоставленная Миссии, говорит в этом отношении следующее: "чтобы защитить суверенитет и территориальную целостность Грузии, а также безопасность граждан Грузии в 23.35 7 августа президент Грузии издал приказ начать оборонительную операцию со следующими целями: 

- Защита гражданских лиц в Цхинвальском регионе/Южной Осетии;

- Нейтрализация огневых позиций, с которых вёлся огонь по гражданским лицам, грузинским миротворцам и полиции;

- Остановка регулярных частей Российской Федерации, входящих через Рокский туннель в Цхинвальский регион /Южную Осетию. 

15.) Заявление грузин о российском вторжении подкреплялось, в частности, утверждениями о незаконном входе в Южную Осетию большого числа российских войск и тяжёлой техники до начала грузинской операции. Согласно грузинским ответам на вопросы Миссии, процесс наращивания российских сил в Южной Осетии начался в начале июля 2008 года, продолжился в ходе августа и включал войска и медицинский персонал, палатки, бронетехнику, танки, самоходную артиллерию и артиллерийские установки. Этот процесс предположительно усилился в ночь с 6 на 7 августа и поздним вечером 7 августа. Однако грузинские обвинения о наращивании до 8 августа 2008 года вооружённых сил России в Южной Осетии отрицались российской стороной. Согласно российской информации, предоставленной Миссии, вход первых российских частей на территорию Южной Осетии, а также атака грузинских целей российскими воздушными силами и артиллерией начались в 14.30 8 августа, то есть сразу после принятия решения об интервенции главой Российской Федерации. 

16.) Миссия не может рассматривать как достаточно обоснованное утверждение грузин о крупномасштабном вторжении российских вооружённых сил в Южную Осетию до 8 августа 2008 года. Однако имеется много сообщений и публикаций, в том числе российского происхождения, указывающих на то, что российская сторона обучала и вооружала югоосетинские и абхазские силы до конфликта в августе 2008 года. Дополнительно, как представляется, имел место приток добровольцев или наемников с территории Российской Федерации в Южную Осетию через Рокский туннель и Кавказский хребет в начале августа, а также присутствие некоторых российских сил в Южной Осетии, помимо миротворческого батальона JPKF, до 14.30 8 августа 2008 года. Также представляется, что российские воздушные силы начали свои операции по грузинским целям, в том числе за пределами югоосетинской административной границы, уже утром 8 августа, то есть до того времени, которое значится в российской официальной информации. Российские воздушные силы, согласно сообщениям, начали свою атаку в центральной Грузии (Вариани, Гори), постепенно распространяя свои действия на другие части страны, включая военную базу в Сенаки, военные объекты в порту Поти и столице Тбилиси, а также некоторые объекты двойного назначения, такие как радар в тбилисском аэропорту, железнодорожные пути, иные объекты инфраструктуры и средств связи. Имеются противоречивые сообщения о том, являлись ли удары в ряде случаев по гражданским объектам преднамеренными или же они относятся к так называемому сопутствующему ущербу. Миссия не нашла неопровержимых доказательств какой-либо из версий. В дополнение к российским наземным и воздушным силам к вооружённому конфликту вскоре присоединился Черноморский флот, атаковав цели на грузинской территории вне Южной Осетии и обеспечив военно-морское прикрытие сухопутной операции. 

17.) В ходе вооруженного конфликта, названного впоследствии пятидневной войной, и сразу после него, российская сторона обосновывала свою военную интервенцию намерением остановить, как утверждалось, продолжающийся геноцид осетинского населения грузинскими силами, а также защитить российских граждан, проживающих в Южной Осетии, и российский контингент Коллективных Сил по поддержанию мира, развернутый в Южной Осетии в соответствии с Сочинским Соглашением 1992 года. Россия утверждала, что утром 8 августа 2008 года двое российских миротворцев были убиты и пять ранены в результате атаки грузин на миротворческую базу в Цхинвали. Грузия отрицает преднамеренное нападение на российские силы по поддержанию мира, утверждая, что грузинские войска, входящие в Цхинвали, обстреливались подразделениями российских миротворческих сил и что они вели ответный огонь. Миссия не располагает независимыми свидетельствами, которые могли бы доказать или опровергнуть обвинения любой из сторон. Хотя, принимая во внимание опасность сложившейся на месте ситуации, жертвы среди российского миротворческого персонала вполне вероятны. Что касается российских и югоосетинских обвинений в геноциде, то они стали не так часто звучать в последующие месяцы, поскольку мнимое грузинское намерение осуществить геноцид осталось недоказанным. Число жертв среди осетинского гражданского населения оказалось намного меньше, чем утверждалось вначале. Российские официальные лица первоначально заявляли, что приблизительно 2 000 гражданских лиц были убиты в Южной Осетии грузинскими силами, но позже общее число югоосетинских гражданских потерь в конфликте августа 2008 года было сокращено до 162-х. 10 августа грузинское правительство объявило об одностороннем перемирии и о своём намерении вывести грузинские силы из Южной Осетии. Однако это перемирие не было подержано противоборствующей стороной. Наконец, в ночь с 10 на 11 августа большая часть грузинских сил покинула территорию Южной Осетии. Они преследовались российскими войсками, которые вторглись вглубь грузинской территории, перейдя административные границы Южной Осетии и Абхазии, и заняли военные позиции во многих грузинских городах, включая Гори, Зугдиди, Сенаки и Поти. Во время заключительной фазы боевых действий абхазские подразделения при поддержке российских сил атаковали грузинские позиции в верхней части Кодорского ущелья и захватили эту территорию, которая была оставлена грузинскими силами и большей частью местного грузинского населения 12 августа 2008 года. 

18.) Россия назвала свою военную акцию в Грузии операцией по принуждению к миру, в то время как Грузия назвала её "агрессией". Международное сообщество, включая таких ведущих игроков, как ЕС, отказывалось использовать какую-либо из формальных квалификаций. Однако существовало общее требование остановить боевые действия. 12 августа французский Президент Николя Саркози, в качестве Председателя Европейского Союза, посетил Москву и Тбилиси с намерением добиться прекращения военных действий. Был согласован план перемирия в шесть пунктов, предусматривающий, среди прочего, немедленное прекращение огня и возвращение сил к позициям, занимаемым ими до вооруженного конфликта. Однако российские и югоосетинские силы продолжали своё наступление в течение нескольких дней после того, как было объявлено августовское перемирие, заняли дополнительные территории, включая район Ахалгори, который находился под грузинской администрацией до конфликта в августе 2008 года, хотя и располагался в пределах административных границ Южной Осетии, проложенных в советский период. Большинство российских войск ушло со своих позиций за пределами административных границ Южной Осетии и Абхазии после 22 августа, некоторые из них только после того, как было достигнуто соглашение от 8 сентября 2008 года в Москве, или ещё позднее, в начале октября 2008 года. Полное согласие всех сторон с вышеупомянутыми двумя договорами остается предметом спора. Нужно отметить, однако, что с соглашением, заключенным 8 сентября 2008 года, театр действий вышел из сферы военных операций и вернулся в область политических и дипломатическим действий. Они включили в себя также и жёстокую дискуссию об ответственности за конфликт, которая началась раньше, чем замолчало оружие. 

19.) Существует вопрос, было ли применение силы Грузией в Южной Осетии, начавшееся с артобстрела Цхинвали в течение ночи с 7 на 8 августа 2008 года, допустимо по международным нормам. Не было. Грузия признала, что запрет на использование силы применим к её конфликту в Южной Осетии и вытекает из специальных юридически обязательных международных документов, таких как Сочинское соглашение 1992 года и Меморандум о мерах по обеспечению безопасности и укреплению взаимного доверия между сторонами в грузино-осетинском конфликте 1996 года. Даже если предположить, что Грузия отражала атаку, например, нападение Южной Осетии на население грузинских деревень района, согласно международному праву, её вооруженный ответ должен быть одновременно необходимым и пропорциональным. Невозможно признать, что артобстрел Цхинвали в течение большой части ночи ракетно-залповыми установками Град (MRLS) и тяжелой артиллерией удовлетворяет требованиям и является необходимым и пропорциональным для защиты деревень. Из-за незаконного характера грузинского военного нападения следует, что ответные оборонительные действия Южной Осетии соответствовали международному праву в форме законной самозащиты. Однако, любые операции югоосетинских сил, помимо непосредственно направленных на отражение грузинских военных атак, а также деяния, совершённые против этнических грузин внутри и вне Южной Осетии, нужно рассматривать как нарушения Международного Гуманитарного Права и во многих случаях также и Законодательства в области прав человека. Кроме того, все югоосетинские боевые действия против грузинских вооруженных сил, предпринятые после достижения соглашения о перемирии от 12 августа 2008 года, также являются незаконными. 

20.) По крайней мере, ещё один юридический вопрос касается начальной фазы конфликта, можно ли оправдать грузинское использование силы против российских сил по поддержанию мира на грузинской территории, то есть в Южной Осетии. Ответ снова отрицательный. Военной атаки России до начала грузинской операции не было. Грузинские заявления о крупномасштабном присутствии российских вооруженных сил в Южной Осетии до грузинского наступления с 7 на 8 августа не могут быть доказаны Миссией. Не может быть также проверено, была ли Россия на грани такого крупного нападения, несмотря на наличие подразделений и техники, делающих это легко осуществимым. Нет также никаких свидетельств в поддержку заявлений о том, что российские миротворцы в Южной Осетии вопиюще нарушали свои обязательства, вытекающие из международных договоров, таким как Сочинское соглашение, и таким образом, возможно, утратили свой международно-правовой статус. Следовательно, применение силы Грузией против российских сил по поддержанию мира в Цхинвали в ночь с 7 на 8 августа 2008 года противоречит международному праву. 

21.) При рассмотрении законности российской военной силы против Грузии, ответ должен быть дифференцирован. Российская реакция на грузинскую атаку может быть разделена на две фазы: во-первых, немедленная реакция с целью защиты российских миротворцев, во-вторых, вторжение в Грузию российских вооруженных сил, вышедших далеко за административные границы Южной Осетии. Прежде всего, не вызывает больших сомнений, что, если российские силы по поддержанию мира подверглись нападению, Россия имела право защитить их, используя военные средства пропорционально нападению. Следовательно, российское использование силы в целях обороны во время первой фазы конфликта было бы легитимным. Во втором случае необходимо установить, была ли последующая кампания российских вооружённых сил в глубине Грузии необходима и пропорциональна в плане оборонительных действий против первоначальной грузинской атаки. Если даже это будет признано, нелегко решить, где должна была быть проведена линия, тем не менее, представляется, что большая часть российских военных действий пошла далеко вне разумных пределов обороны. Это относится ко всем видам массированных и продолжительных военных действий от бомбардировки верхней части Кодорского ущелья до разворачивания бронетанковых подразделений на обширной территории Грузии, возведения военных позиций вблизи главных грузинских городов, а также контролирования главных дорог и развертывания боевых судов в Чёрном море. Все это не может быть расценено даже как отдаленно соразмерное с угрозой российским силам по поддержанию мира в Южной Осетии. Кроме того, длительные разрушения, которые происходили после соглашения о перемирии, не были допустимы никоим образом. Поскольку такие продолжительные российские военные действия, перешедшие глубоко в Грузию, проводилось в нарушение международного права, из этого следует, что грузинские военные силы действовали в целях законной самозащиты согласно 51 Статье Устава ООН. Таким образом, в течение очень немногих дней примеры законных и незаконных военных действий перераспределялись между двумя главными исполнителями Грузией и Россией. 

22.) Может ли использование Россией силы быть оправдано как гуманитарная интервенция с целью защиты мирных граждан Южной Осетии? Прежде всего, это очень спорный вопрос среди экспертов-юристов: существуют ли какие-либо оправдания для гуманитарной интервенции или нет. Однако можно предположить, что, если гуманитарное вмешательство с целью предотвращения нарушения прав человека за границей и позволено, то только при очень ограниченных обстоятельствах. Среди ведущих держав особено Россия последовательно и постоянно возражала против любого оправдания Косовской интервенции НАТО как гуманитарного вмешательства. Следовательно, она не может ссылаться на это недоказанное право для оправдания собственной интервенции на грузинской территории. К тому же, как у непосредственно сопредельного государства, у России имеются собственные важные политические и иные интересы в Южной Осетии и данном регионе. При таком сочетании гуманитарная интервенция не может признаваться вообще. 

23.) Наконец, Российская Федерация ссылалась на необходимость защитить своих собственных граждан, проживающих в Южной Осетии. В соответствии со Статьей 61 (2) Российской конституции Российская Федерация гарантирует своим гражданам защиту и покровительство за её пределами. Также верно и то, что после 1945 года многие страны провели военные акции, ссылаясь на необходимость защитить своих собственных граждан за границей. Во многих случаях законность данных акций оспаривалась. Не существует никакого общепринятого закона, дозволяющего такие действия. Если в целом, такие действия должны были б быть ограничены по зоне охвата и продолжительности и сосредоточены исключительно на спасении и эвакуации подданных. В рассматриваемом случае, акция не была сосредоточена исключительно и единственно на спасении и эвакуации российских граждан, в значительной степени превзошла этот порог и переросла в расширенную военную операции на значительной части Грузии. Следовательно, нужно прийти к заключению, что российские военные действие вне Южной Осетии по существу проводилось в нарушение международного права. 

24.) Наконец, исследованию должны подвергнуться военные действия, имевшие место в верхней части Кодорского ущелья. Московское Соглашение о прекращении огня и разъединении сил 1994 года, которое было подписано также и абхазской стороной, предусматривало, что стороны будут неукоснительно соблюдать прекращение огня на суше, море и в воздушном пространстве и будут воздерживаться от всех военных действий друг против друга. Поскольку верхняя часть Кодорского ущелья по условиям Московского Соглашения не входила в подконтрольную Абхазии территорию, нападение на неё абхазскими подразделениями при поддержке российских является незаконным использованием силы, запрещённым как Соглашением о прекращении огня, так и Статьей 2 (4) Устава ООН, а также вооруженным нападением на Грузию в соответствии со Статьёй 51 Устава ООН. Использование силы Грузией для обороны от нападения, в то же время, было оправданным в плане законной самозащиты. Абхазское руководство, тем не менее, представило четыре различных объяснения в попытке оправдать свою военную операцию. Абхазия утверждала, что военная операция была начата, "чтобы освободить Кодорское ущелье, а также что она должна была быть проведена, дабы положить конец террористическим атакам на гражданское население. Далее утверждалось, что абхазская операция была необходима, чтобы предвосхитить неизбежную военную операцию Грузии против Абхазии, и, наконец, Абхазия считала себя обязанной открыть второй фронт в соответствии с Договором о дружбе и сотрудничеству с Южной Осетией от 19 сентября 2005 года. Однако ни одно из данных объяснений не может считаться ни фактически доказанным, ни юридически значимым. Следовательно, использование силы Абхазией не было оправданным с точки зрения международного права. То же самое касается российской поддержки этих действий. Завершая обсуждение вопроса об использовании силы в конфликте августа 2008 года, следует под конец обратить внимание на неоднократные случаи угрозы применения силы, исходившие и от одной, и от другой стороны накануне августовского конфликта. Нужно отметить, что Статья 2 (4) Устава ООН, так же как соответствующие Соглашения о прекращении огня требуют, чтобы государства и стороны конфликта воздержались не только от применения силы, но и от открытых угроз применения силы. Угрозы такого рода одновременно не соответствуют Статье 2 (3) Устава, которая предусматривает обязательство улаживать конфликты мирным способом. Угрозы применения силы от всех сторон были, следовательно, незаконными и также нарушающими международное право. 

25.) Это верно, что политические и военные события, их развитие, равно как юридическое значение и соответствие международному праву привлекают внимание политических деятелей, но в то же время верно и то, что большинство людей, непосредственно переживших конфликт, запоминают человеческие судьбы и человеческие страдания в первую очередь и прежде всего. Вооруженные столкновения в августе 2008 года, к сожалению, видели много преступлений, совершённых в нарушение Международного Гуманитарного Права и Законодательства в области прав человека. Помимо актов, совершённых в ходе пятидневных боевых действий с 7/8 по 12 августа, были содеяны дополнительные акты, уже после того, как перемирие вошло в силу, что ставит серьезные вопросы о cсолидарной ответственности сил, контролирующих ситуацию, чьей обязанностью должна была быть защита гражданского населения. Большинство нарушений во время конфликта в августе 2008 года и спустя недели после перемирия, были совершены в Южной Осетии и в смежной, так называемой, буферной зоне. В отличие от этого, в верхней части Кодорского ущелья и Абхазии сообщалось о немногих нарушениях. Это исключение, однако, не распространяется на ситуацию с этническими грузинам в Гальском районе Абхазии и в верхней части Кодорского ущелья, где их права как меньшинств, как представляется, подвергаются опасности. 

26.) Что касается конфликта в Южной Осетии и смежных районов территории Грузии, Миссия установила что все стороны конфликта - грузинские силы, российские силы и югоосетинские силы - совершали нарушения Международного Гуманитарного Права и Законодательства в области прав человека. Многочисленные нарушения были совершены югоосетинскими нерегулярными вооруженными группами, добровольцами или наемниками или вооруженными лицами. Трудно, однако, идентифицировать ответственность и этих преступников и их преступлений. Тот факт, что и грузинские и российские силы во многих случаях использовали однотипное вооружение, усложняет в дальнейшем бесспорное определение ответственности за действия. Если бы не трудности с идентификацией и отнесением, многие из этих действий по своим признакам могли бы быть описаны как военные преступления. 

27.) Российское и Югоосетинское обвинение Грузии в геноциде было наиболее серьезным из сделанных заявлений. Имелась срочная необходимость исследовать это утверждение, вследствие серьезных коннотаций, которые вызывает термин геноцид в общественном мнении и совести, а также из-за очень специфичного юридического значения, влекущего серьезные последствия согласно международному праву. После тщательного рассмотрения фактов в свете соответствующего закона, Миссия, на основании известного ей, приходит к заключению, что ни одно из утверждений о геноциде, совершённом грузинской стороной в ходе конфликта в августе 2008 года и в последующем, не основано ни на юридических доказательствах, ни на фактических свидетельствах. Этот результат исследования, главным образом, базируется на том факте, что международное право требует доказанности специального намерения совершить геноцида в составе преступления. Отсюда логически вытекает, что такие меры как образование и общественные информационные инициативы могли бы гарантировать, что необоснованные утверждения о геноциде в дальнейшем не станут подпитывать напряжённость или поощрять акты мести. В отношении утверждений об этнической чистке, проведённой югоосетинскими силами или нерегулярными вооруженными группами, однако, Миссия обнаружила следы принудительного перемещения этнических грузин, которые оставались в своих домах после начала боевых действий. Кроме того, имеются свидетельства систематического грабежа и уничтожения этнических грузинских деревень в Южной Осетии. Следовательно, несколько элементов приводят к заключению, что против этнических грузин в Южной Осетии как во время, так и после конфликта в августе 2008 года действительно была применена этническая чистка. Даже во время написания данного отчёта ситуация в районе Ахалгори на юго-востоке Южной Осетии продолжает оставаться поводом для беспокойства, так как этнические грузины все еще покидают эту область. 

28.) Что касается условий Международного Гуманитарного Права по ведению боевых действий и защите мирного населения, рассматриваемые нарушения главным образом касаются жестокого обращения с людьми, уничтожения собственности и принудительного перемещения. Более конкретно нарушения включают неизбирательное применение огня в плане типа используемого вооружения и его предназначения, недостаток адекватной защиты со стороны России и Грузии, широко распространённые кампании грабежа и уничтожения этнических грузинских населённых пунктов югоосетинами, а также жестокость, преступления против пола, включая изнасилования, нападение, захват заложников, произвольные аресты, наряду с отказом российских сил предотвратить и остановить нарушения югоосетинских сил, нерегулярных вооружённых групп и вооружённых лиц до и после перемирия в Южной Осетии и смежных районах. Добавляет серьёзности ситуации наличие значительного потока внутренне перемещённых лиц (IDPs) и беженцев. Согласно сообщениям, порядка 135 000 человек покинули свои дома, большей частью из Южной Осетии и смежных районов. В то время как большинство людей бежало на другие территории Грузии, значительное число также искало убежища и в России. Большинство бежало из-за опасностей и нестабильности, связанной с конфликтной ситуацией. Но также были отмечены и многочисленные случаи принудительного перемещения в нарушение Международного Гуманитарного права и Законодательства в области прав человека. Более 35 000 внутренне перемещённых лиц и беженцев не надеются вернуться в свои дома в обозримом будущем вследствие длительной нестабильности ситуации или уничтожения их домов и собственности. Необходимо подчеркнуть, что Южная Осетия и Абхазия, наряду с Россией, должны принять соответствующие меры, гарантирующие, что внутренне перемещённые лица и беженцы, включая беженцев после конфликтов начала 1990-ых, смогут вернуться в свои дома без всяких условий, кроме установленных соответствующими международными стандартами, и что Грузия также должна уважать принцип возвращения, основанный на свободном личном решении перемещенных лиц. 

29.) Реактивные системы залпового огня Град и кассетные боеприпасы - два типа вооружения, которое считаются наиболее опасными для мирного населения в силу их неизбирательного поражающего эффекта. Что касается использования кассетных боеприпасов, Грузия признала их применение только в определенных военных целях, тогда как Россия утверждала, что Грузия использовала их также и против гражданских объектов. Россия отрицала использование кассетных боеприпасов, несмотря на ряд независимых сообщений, подтверждающих такое использование, включая следственную комиссию, организованную голландским Министерством иностранных дел с целью расследовать гибель голландского журналиста в Гори 12 августа 2008 года. Касательно использования ракет Град имеются такие же противоречия. Грузия утверждает, что Град применялся только в одном из городских районов Цхинвали по сугубо военным целям, таким как югоосетинская артиллерия, тогда как наблюдатели ОБСЕ и другие независимые источники подтверждают массированный артобстрел реактивными системами залпового огня и артиллерийскими орудиями также и других районов Цхинвали в ночь с 7 на 8 августа 2008 года. Сообщения Amnesty International и Human Rights Watch также подтверждают это. Это может указывать на то, что во время грузинского наступления на Цхинвали использовались как кассетные боеприпасы безотносительно масштаба, так и Град MLRS, то есть неизбирательность нападений грузинских сил, вследствие не поддающегося контролю эффекта такого вооружения и его использования на населённой территории. Имеются также некоторые признаки и, следовательно, проблемы относительно российского использования кассетных боеприпасов в военных нападениях на Гори и возможно в других местах. 

30.) Имелись ли способы избежать конфликта? Действительно, за эти годы предпринимались мирные усилия, и даже возникали ситуации, при которых мирное урегулирование казалось не таким отдалённым как прежде. Даже при том, что эти усилия потерпели неудачу, они все ещё преподносят уроки для всех заинтересованных. Отправным пунктом таких планов во всех случаях являлось то, что любой вид урегулирования должен достигаться, прежде всего, через грузинскую конституционную реформу, учитывающую значительную степень автономии Абхазии и Южной Осетии в пределах федеральной Грузии. На переговорах относительно политического статуса этих двух образований стороны имели выбор вариантов федерализма. Грузинское правительство выступало в пользу так называемого асимметричного федерализма, при котором входящие страны пользовались бы большими полномочиями, чем остальные. По этой модели Абхазия получала бы больший уровень автономии, чем Южная Осетия. Однако, абхазская и югоосетинская стороны - если их первоначальный выбор независимости оказался бы невозможным отдавали предпочтение конфедерации. При конфедеративной модели их суверенитет был бы международно признан, и это в принципе, как они полагали, давало бы им право выхода. Такая комбинация слабого федерального управления и высоких полномочий для составляющих государств была непривлекательна для грузинских властей. Грузины также опасались, что, даже если раскол не осуществится немедленно, составляющие государства с их интересами или даже с их возможными обидами могли бы использоваться внешними силами как удобные рычаги для постоянного вмешательства во внутренние дела Грузии. 

31.) В течение многих лет мирные усилия, включая предпринятые этими тремя сторонами, а также международным сообществом, имели положительное воздействие на региональный мир и стабильность. Были также периоды грузино-абхазского и грузино-осетинского восстановления отношений и построения доверия и взаимных связей. Одновременно с процессом грузино-абхазской и грузино-осетинской разрядки и нормализации, продолжался также и другой процесс: постепенного уплотнения связей между этими двумя территориями и Российской Федерацией. Этот второй процесс, более заметный после 1999 года и ускоренный весной 2008 года, казался более сильным, чем первый. Описанное грузинами в ряде случаев как ползучая российская аннексия Абхазии и Южной Осетии, это уплотнение связей, возможно, увеличило грузинское беспокойство при остановленном мирном процессе и затянувшихся неудачах в достижении всестороннего урегулирования. 

32.) Несмотря на реальные или мнимые интересы третьих сторон, одним из недостатков мирного процесса в Южной Осетии и Абхазии 1992 - 2006 гг., казалось, был тот факт, что грузинская, абхазская и югоосетинская стороны сконцентрировались в значительной степени на внешних аспектах и игроках, не уделяя достаточного внимания построению взаимного доверия и поискам примирения. В 2006 - 2008 гг. грузины сместили более сильный акцент на двустороннее сотрудничество и переговоры с Цхинвали и Сухуми, но путь к достижению, который они выбрали - уменьшение политической роли Москвы в мирных переговорах и российских миротворцев на месте не был привлекательным для абхазской и осетинской сторон, которые видели в Российской Федерации главного гаранта своей безопасности. С другой стороны, абхазские и осетинские требования этого периода грузинских гарантий неприменения силы и других односторонних уступок (вывод грузинских сил безопасности из верхней части Кодорского ущелья и т.д.), как предварительные условия для любого возобновления мирного процесса, также едва ли могли расцениваться как конструктивные, особенно в контексте публичных призывов некоторых абхазских лидеров к насильственному захвату ("освобождению") управляемой грузинами верхней части Кодорского ущелья. 

33.) Как державе с традиционно сильными связями и, достаточно понятно, важными политическими, экономическими и оборонными интересами в этом регионе, России дали роль помощника в грузино-абхазском и грузино-осетинском переговорных процессах и поставщика миротворческих сил. Эта формула, в то время, по-видимому, соответствующая правилами реальной политики, серьезно затронула существующее политическое равновесие в регионе. Это означало практически, что из двух конфликтов ни один не мог быть улажен так, чтобы должным образом были согласованы только грузинские, абхазские и осетинские интересы, что интересы России также должны были быть удовлетворены. В моменты обострения напряжённости в регионе Москва проясняла, особенно с 2006 года, что она не будет простаивать в случае грузинских боевых действий против Южной Осетии или Абхазии. С точки зрения многих грузин российская политика, особенно с 2004 года и далее - включая формализацию связей с отколовшимися территориями, предоставление российских паспортов их населению и заявления об использовании Косовского прецедента для основания признания Южной Осетии и Абхазии - была более озабочена защитой собственных интересов, чем взятой на себя ответственностью нейтрального посредника. Российские миротворцы также рассматривались как в значительной степени защитное кольцо, позади которого сепаратистские образования создавали свои институты. В ситуации ухудшения отношений Россия-Грузия стало гораздо труднее найти приемлемый компромисс, уравновешивающий вышеупомянутый треугольник исполнителей и интересов. Значительно превосходящий политический и военный вес России нарушил равновесие, которое могло бы стать возможным иным образом, если вообще могло, в плане согласия между Тбилиси и его двумя отколовшимися областями. 

34.) С грузинской стороны, учреждение в Грузии альтернативной югоосетинской и абхазской администрации отколовшихся областей в 2006 году рассматривалось многими как наиболее спорный шаг Тбилиси в процессе решения конфликта. Это, возможно, было мотивировано несколькими соображениями. Одно из них, вероятно, было связано с продолжающимися спорами вокруг Косово, и предупреждениями Москвы, что она может признать Абхазию и Южную Осетию, если независимость Косово будет признана западными державами. Поскольку значительная часть территорий Южной Осетии и Абхазии находились под формальным контролем про-грузинских администраций, грузинское руководство, возможно, могло видеть в этом профилактическую меру, затрудняющую российское признание двух сепаратистских провинций и делающую его менее выполнимым. Другое соображение, вероятно, должно было принести на места привлекательные примеры альтернативных администраций, получающих щедрую поддержку от Тбилиси.

35.) Международный контекст, в котором разворачивались события, был в дальнейшем осложнён решениями относительно независимости Косова, а также после Бухарестского саммита НАТО на высшем уровне в апреле 2008 года, с его обещанием будущего членства Грузии в НАТО, но без каких-либо немедленных шагов к допуску. Решение Российской Федерации (март 2008 года) о выходе из режима санкций СНГ против Абхазии от 1996 года, а также установление прямых отношений с абхазской и югоосетинской сторонами во многих областях (апрель 2008 года) придали иной измерение к уже и без того сложной ситуации в области. Нехватка своевременного и достаточно решительного действия международного сообщества, и до некоторой степени не-инновационный подход к мирному процессу, принятый международными организациями, внёс свой вклад в разворачивающийся кризис. Таким образом, ряд ошибок, неправильных восприятий и упущенных возможностей от всех сторон привели к той точке, когда опасность вспышки насилия стала реальной. В отличие от событий, имевших место в начале 1990-ых, произошедшее в августе 2008 года не являлось больше локализованным конфликтом в отдаленной части мира, а стало короткой, ожесточённой вооруженной конфронтацией между Россией и Грузией, боровшихся как на поле боя, так и в живом эфире, и чреватый серьёзными международными последствиями. 

36.) Этот Доклад показывает, что любые объяснения истоков конфликта не могут фокусироваться исключительно на артиллерийской атаке на Цхинвали в ночь с 7 на 8 августа, на развившемся из неё сомнительном грузинском наступлении на Южную Осетию и на действиях российских вооружённых сил. Оценка также должна охватывать нарастание военной ситуации в течение предыдущих лет и установившуюся напряжённость в месяцы и недели, непосредственно предшествующие вспышке боевых действий. Необходимо принять во внимание и годы провокаций, взаимных обвинений, военных и политических угроз и актов насилия как внутри, так и вне зоны конфликта. А также учесть воздействие принудительной политики и дипломатии великой державы против маленького и непокорного соседа, на ряду со склонностью маленького соседа перегибать палку и действовать в разгар ситуации без тщательного просчёта окончательного результата, не говоря уже о его опасениях возможной безвозвратной потери значительной части своей территории через ползучую аннексию. Мы также с сожалением отмечаем эрозию уважения к установившимся принципам международного права, таким как территориальная целостность, и в то же самое время возросшую готовность всех сторон прибегать к использованию силы как к средству достижения политических целей и действовать односторонне вместо того, чтобы искать решение путем переговоров, каким бы трудным и тяжёлым не оказался бы переговорный процесс. И, наконец, мы видим длинный отголосок человеческого страдания и горя, вызванного боевыми действиями. Где лежит ответственность за всё случившееся? Повсюду, конфликт проистекает из обилия причин, включая различные временные пласты и комбинации действий. В то время как установить авторство некоторых важных событий и решений, отметивших его течение, вполне возможно, нет никакого способа возложить полную ответственность за конфликт на какую-либо одну из сторон. Они все причастны, и это должно возместиться ответственностью. 

37.) Наконец, нужно отметить, что в этом конфликте нет никаких победителей. Все понесли потери, если не в отношении жизни или одной только собственности, то, по меньшей мере, в плане надежд и перспектив на будущее. Помимо непосредственных потерь на месте, политическая ситуация стала ещё более трудной чем прежде. Это относится не только к отношениям между Тбилиси, с одной стороны, и Сухуми и Цхинвали, с другой, в которых конфликт августа 2008 года не решил ни одной из спорных проблем. Ситуация в районе конфликта продолжает оставаться напряжённой. Любой инцидент может вызвать серьезные последствия. Отношения между Грузией и Россией достигли небывалого низа. В дополнение ко всем личным человеческим трагедиям и помимо сохранения регионального источника конфликта, международное сообщество также оказалось среди проигравших. Политическая культура совместности, которая развивалась в Европе, начиная с 1970-ых, и которая охранялась важнейшими документами Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (CSCE /OSCE) от Хельсинского Заключительного акта (1975) до Стамбульского Устава европейской безопасности (1999), а также соответствующими документами, принятыми в структуре Совета Европы, пострадала. Угроза и использование силы снова вернулись в европейскую политику. Были проигнорированы установленные принципы международного права, такие как уважение к суверенитету и территориальной целостности государств. Нарушения Международного Гуманитарного права и Законодательства в области прав человека, такие как этническая чистка, вновь стали элементом политической реальности. Последствие - отступление от цивилизованных стандартов политического взаимодействия в Европе. Кроме того, пострадали отношения между Западными державами и Россией. Открылась трещина, и теперь требуется сотрудничество всех, чтобы воспрепятствовать её расширению, по этой причине конфликт в Грузии отмечен гораздо большей непосредственной вовлечённостью ведущих держав, чем это имеет место в большинстве других нерешённых конфликтах. Как человеческое страдание, так и политическая нестабильность продолжаются, конфликты в Грузии взывают к срочным усилиям положить им конец посредством мирных переговоров, обеспечив, наконец, мир в регионе, который стал очевидцем такой большой трагедии.

 

Наблюдения

 

1.) Конфликт в Грузии все еще представляет угрозу миру на Кавказе, вызывая дестабилизацию в регионе и за его пределами. Внутри конфликта существуют три отдельных, но взаимосвязанных уровня:

- неразрешенные отношения между властями Грузии и национальными меньшинствами, живущими в ее пределах;

- напряженные и неоднозначные отношения между Грузией и ее северным соседом российской Федерацией;

- геостратегические интересы основных международных игроков, как в самом регионе, так и за его пределами, борющихся за политическое влияние, доступ к энергоносителям и другим стратегическим активам.

Ни один из этих уровней не утратил свое влияние или значение с момента окончания вооруженного конфликта августа 2008 года.

Следовательно, предпринимая усилия для более эффективного предотвращения и разрешения конфликта, следует учитывать сложность существующей в Грузии ситуации со всеми ее уровнями и динамикой развития. Любое адекватное решение должно быть применимо ко всем трем уровням конфликта.

2.) После 2003, а затем вновь после 2007 года, в зоне конфликта произошел ряд опасных событий. Еще более опасное развитие эти события получили в последние недели перед началом вооруженного конфликта в августе 2008 года. Несмотря на то, что Германия и другие страны выдвинули политические инициативы незадолго до начала конфликта в августе 2008 года, а также несмотря на визиты высокопоставленных чиновников, играющих важную роль в мировой политике, таких как Хавьер Солана, Кондолиза Райс и других, со стороны международного сообщества не последовало должной реакции, которая смогла бы вовремя и эффективно сдержать рост напряженности и растущую угрозу вооруженного конфликта. Несмотря на запоздалые усилия международного сообщества, кризис был фактически пущен на самотек.

Для того, чтобы контролировать возникающий кризис необходимы более своевременные и решительные действия. В таких ситуациях требуется более продолжительное вмешательство со стороны международного сообщества и, в первую очередь, Совета безопасности ООН, а также влиятельных игроков как в самом регионе, так и за его пределами.

3.) Кроме того, стабилизационные механизмы, такие Смешанные силы по поддержанию мира (ССПМ), Смешанная контрольная комиссия (СКК) и ОБСЕ в Южной Осетии, а также миротворческие силы СНГ и МООНГ в Абхазии, которые были созданы при поддержке международного сообщества вслед за конфликтами в Абхазии и Южной Осетии в начале 90-х годов, все больше теряли свою эффективность в свете новых и более опасных событий, имевших место в политической и военной областях. Усиливающееся давление, оказываемое сторонами конфликта, а также меняющаяся международная обстановка способствовали тому, что существовавшие на тот момент механизмы мирного урегулирования утратили контроль над ситуацией и попросту не выдержали, когда ситуация стала критической.

По мере изменения ситуации на месте, международное содружество должно быть готово переоценить, перенастроить и укрепить стабилизационные механизмы, созданные во время кризиса или сразу после его окончания.

4.) Стало очевидно, что эффективность мониторинга, миротворческих усилий или стабилизационных механизмов в большой степени зависит от степени доверия, которым они пользуются у конфликтующих сторон. Это доверие в большинстве случаев напрямую зависит от того, насколько объективными они выглядят в глазах сторон, что в свою очередь зависит непосредственно от того, какая страна их создала или, как полагают, контролирует их. На самом деле это вопрос наличия или отсутствия объективности.

Ни одна из сторон конфликта, или третья сторона, поддерживающая ту или иную сторону, не имеют права возглавлять, председательствовать, решать споры или каким-либо иным образом руководить действиями, которые, для того, чтобы быть эффективными, должны быть основаны на принципе объективности и беспристрастности.

5.) В этом регионе мы стали свидетелями периода до вооруженного конфликта августа 2008 года, когда стороны делали крайне агрессивные и эмоциональные заявления. В некоторых случаях милитаристские настроения проявлялись и в обществе, и не было предпринято никаких усилий для сдерживания все более враждебных, если не ксенофобских, настроений по отношению к лицам, принадлежавшим к противоположной стороне конфликта. В публичных заявлениях все более явно и часто звучала угроза применения силы. Хотя этот процесс длился на протяжении нескольких лет, накануне и во время силовой фазы конфликта наблюдался всплеск враждебных настроений и действий со стороны чиновников и простых граждан.

Необходимо призвать все стороны конфликта воздержаться от выражения ксенофобских и враждебных настроений и действий по отношению к гражданам, имуществу и другим интересам противоположных сторон. Также необходимо принять меры для того, чтобы образовательные учреждения и СМИ честно и сбалансировано представляли точки зрения всех сторон конфликта, а также их историю и действия. Все стороны должны строго соблюдать запрет на угрозу применения силы в соответствии с Хартией ООН.

6.) В том, что касается международного присутствия в зонах конфликтов, мы наблюдали демонтаж таких важных его элементов, как ОБСЕ и МООНГ. Еще одним последствием была приостановка деятельности таких важных механизмов, как Группа друзей генерального секретаря ООН по Грузии. Миротворческие силы СНГ, а также СМПП и СКК прекратили свое существование. Миссия наблюдателей ЕС (МНЕС) впервые обозначила европейское присутствие в регионе, однако наблюдатели ЕС не допускаются в Южную Осетию и Абхазию.

Международному присутствию, в частности его основным опорам, МООНГ и Миссии ОБСЕ в Грузии, все еще не найдено адекватной замены, и в то время как МНЕС продолжаиет выполнение своих обязанностей, необходимо предпринять дальнейшие усилия для обеспечения независимого, нейтрального и эффективного международного присутствия с целью поддержания мира в зоне конфликта.

7.) В конфликте 2008 года в Грузии превентивная дипломатия и международные миротворческие усилия не достигли своей цели частично из-за постепенного разрушения ранее оговоренных и согласованных сторонами общих параметров, а также из-за постоянного обесценивания или даже пренебрежения международными обязательствами. Одни из наиболее важных политических обязательств это обязательства перед ОБСЕ и исторические документы этой организации, такие как Хельсинский заключительный акт 1975 года, Парижская хартия для новой Европы 1990 года и Хартия европейской безопасности, принятая в1999 году в Стамбуле. В ходе неуклонного роста напряженности, которая привела к вооруженному конфликту 2008 года, имело место постоянное и грубое нарушение обязательств перед ОБСЕ по форме и по существу.

Нельзя допускать разрушения политической культуры взаимодействия в международных отношениях в Европе и для Европы, в том смысле, в котором это было принято сначала в рамках СБСЕ, а затем и ОБСЕ. Необходимо принять меры для нового осознания необходимости взаимодействия для безопасности и сотрудничества в Европе, а также его строго соблюдения и применения.

8.) Конфликт лета 2008 года в Грузии обнажил склонность некоторых политических игроков к уходу от общепринятых норм международного права, таких как уважение территориальной целостности. Также существовала неясность, если не нарушения, относительно принципа суверенитета. Кроме того, наблюдалась тенденция к переходу от многосторонности и согласования результатов и решений к односторонним действиям. Со стороны политиков наблюдалась растущая тенденция к использованию силы для достижения политических целей и все меньше внимания уделялось предотвращению конфликта.

Необходимо обеспечить полное уважение и соблюдение международного права. Склонность к принятию разрушения или выборочного применения некоторых из его принципов, таких как уважение территориальной целостности, недопустима. Особое внимание следует уделить соблюдению правила о неприменении силы и угрозы применения силы. Необходимо отдавать предпочтение многосторонним и согласованным, а не односторонним решениям, а также уделять основное внимание предотвращению конфликта.

9.) Дестабилизацию также может вызывать проведение государством иностранной политики, основанной на принципах сферы привилегированных интересов в отношении соседних государств, так как подобная политика направлена на лишение малых государств свободы выбора и ограничение их суверенитета.

Политические концепции и понятия, такие как сфера привилегированных интересов или другие претензии на особое право вмешательства во внутренние или внешние дела других стран, несовместимы с международным правом. Они угрожают миру и стабильности и несовместимы с дружественными отношениями между государствами, следовательно, от них следует отказаться.

10.) Конфликт августа 2008 года в Грузии представлял собой комбинацию межгосударственного конфликта между Грузией и Россией и внутригосударственного конфликта. Во время подобных конфликтов, как правило, происходят столкновения как между регулярными войсками, так и между менее жестко контролируемыми группам ополченцев и даже незаконными вооруженными группами. В подобных ситуациях особенно часто происходят нарушения международного гуманитарного права и прав человека. Особое внимание следует уделять защите мирного населения частями регулярной армии, контролирующими ситуацию. Следует отметить, что в конфликте августа 2008 года регулярные войска часто были не в состоянии защитить мирное население от бесчинств, творимых ополченцами и незаконными вооруженными группами.

В любой войне, которая сочетает в себе элементы межгосударственного конфликта, особое внимание следует уделять обязанности регулярной армии по защите мирного населения. Обучение военнослужащих должно быть направлено на повышение их сознательности не только для того, чтобы удержать их от совершения злодеяний, но также для того, чтобы защитить мирное население от нарушений международного гуманитарного права и прав человека со стороны боевиков и вооруженных групп. Особое внимание следует уделять защите от преступлений против половой неприкосновенности, таких как изнасилование.

11.) Поставки вооружений и военного оборудования, а также подготовка военного персонала в регионе были и остаются серьезной проблемой. Даже если военная помощь осуществляется с соблюдением международного права или политических обязательств, не имеющих обязательной силы, она должна оставаться в пределах здравого смысла и учитывать возможность намеренного или ненамеренного использования поставляемого оружия и оборудования.

Поставщики военной помощи должны предпринять все меры для того, чтобы даже случайно или косвенно не способствовать действиям или событиям, угрожающим стабильности в регионе.

12.) И в заключение, следует отметить, что с начала конфликта в августе 2008 года, ситуация в регионе не улучшилась. С точки зрения урегулирования конфликта политическая ситуация еще больше осложнилась после того, как одна из сторон конфликта признала Абхазию и Южную Осетию в качестве независимых государств. Между конфликтующими сторонами сохраняется напряжение, граничащее с открытой враждебностью; политические контакты между сторонами ограничены в плане и содержания. С августа 2008 года имело место значительное число опасных инцидентов, некоторые из которых могли вызвать более серьезную конфронтацию. Хотя обе стороны подчеркивают свою приверженность мирному будущему, сохраняется серьезный риск новой эскалации.

Международное сообщество, а также другие стороны в самом регионе и за его пределами, вовлеченные в конфликт, должны прилагать все возможные усилия для того, чтобы вернуть стороны за стол переговоров и помочь им в создании механизмов для выполнения Хартии ООН, Хельсинского заключительного акта ОБСЕ и соответствующих документов Совета Европы с целью преодоления разногласий и предотвращения новой вспышки военных действий. Успех переговоров мог бы способствовать улучшению отношений между Западом и Россией. Однако надежды на мирное будущее региона крайне слабы, если два основных соперника, Россия и Грузия, не предпримут совместных усилий по разрешению своих разногласий. Это необходимо сделать сейчас.

Прим: Замечания, относящиеся к международному гуманитарному праву и правам человека, приводятся в главе 7, Международное гуманитарное право и права человека, второго тома.

 

Слова благодарности

 

Этот отчет является результатом девятимесячных усилий различных экспертов, консультантов, членов Высшего консультативного совета и небольшой основной группы, которые работали с неослабевающим усердием, чтобы выделить суть из огромного количества зачастую противоречивой информации и представить как можно более точный, беспристрастный и объективный анализ конфликта августа 2008 года в Грузии.

Эта работа была бы невыполнима без помощи правительств, организаций и частных лиц. Считаю необходимым поблагодарить их за их важный и по-настоящему необходимый вклад.

Следует особо отметить ту полезную помощь, которую Миссия получила в процессе работы от всех сторон, непосредственно связанных с конфликтом: от Грузии, Российской Федерации, Южной Осетии и Абхазии. Мы также получили особенно активную поддержку со стороны правительств некоторых стран, таких как Франция, Германия, Соединенные Штаты Америки, которые предоставили Мисси важные мнения и/или материалы. Миссия также благодарна Швейцарии за неоднократно предоставленную разнообразную помощь, а также за предоставление особого статуса Независимой международной миссии по расследованию конфликта в Грузии вслед за предоставлением такого же статуса со стороны России и Грузии. Кроме того, другие государства-члены ЕС, а также соседние страны региона (Армения, Азербайджан и Турция) получили возможность предоставить Мисси важную информацию и материалы, относящиеся к событиям августа 2008 года. Миссия благодарит за оказанную помощь посольства государств-членов ЕС и Швейцарии, в первую очередь посольства, расположенные в Нью-Йорке, Вашингтоне и Тбилиси, а также Делегации Европейской комиссии, особенно те, что расположены в Москве и Нью-Йорке. К сказанному следует добавить регулярный обмен мнениями и информацией с представителями Секретариата Совета ЕС, а также постоянные контакты с представителями Европейской комиссии.

Международные организации, такие как ООН, УВКБ ООН и УВКПЧ ООН, а также ОБСЕ, НАТО и Совет Европы, также приняли активное участие и внесли значительный вклад в работу Миссии. То же самое можно сказать и о помощи, которую Миссия получила от ряда ведущих международных организаций, включая Международный комитет Красного Креста и другие гуманитарные организации, в том числе Международную амнистию (Amnesty International), Международную группу по предотвращению кризисов (ICG) и Хьюман Райтс Вотч (Human Rights Watch).

И последнее, но не менее важное, работа Миссии напрямую зависела от работы ее членов и партнеров.

Миссия имела возможность обратиться за наставлениями и советом к ряду всеми уважаемых политиков и высокопоставленных государственных чиновников, обладающих опытом и знаниями в области международных отношений, предотвращения конфликтов, вопросов гуманитарного характера и прав человека. В момент составления данного отчета в августе 2009 года в состав Высшего консультативного совета входили следующие лица:

 

Состав Высшего консультативного совета

 

Г-н Жан-Мари ГУЭННО

Старший научный сотрудник Института Брукингса и Центра международного сотрудничества, заместитель генерального секретаря ООН по миротворческим операциям до 2008 года Франция

Д-р Урсула ПЛАССНИК

Член парламента, бывший министр иностранных дел до 2008 г. Австрия

Проф. Адам Д. РОТФЕЛЬД

бывший министр иностранных дел до 2005 г. Польша

Г-н Самуэль ШМИД

Бывший министр иностранных дел до 2008 г. Швейцария

Г-н Корнелио СОММАРУГА

Почетный председатель Женевского международного центра по гуманитарному разминированию, бывший президент Международного комитета Красного Креста до 1999 г. Швейцария

Г-н Карстен Д. ВОЙТ

Координатор по вопросам германо-американского сотрудничества, бывший член парламента Германия

В работе Миссии также помогала группа из 19 экспертов, в том числе правоведов, военных экспертов, политологов и историков, которые представили письменные доклады в своих профессиональных областях. Искренне благодарим экспертов за их труд. В момент составления документа с Миссией сотрудничали следующие эксперты:

 

Военные эксперты

 

Генерал в отставке Жиль ГАЛЛЕ Франция

Генерал-лейтенант в отставке Кристоф КЕКЕС Швейцария

Полковник в отставке Кристофер ЛЭНГТОН Великобритания

Полковник медицинской службы Вольфганг РИХТЕР Германия

Коммодор авиации в отставке Филипп УИЛКИНСОН Великобритания

 

Правоведы

 

Д-р. Тэо БУТРУША Франция

Г-н Рене КОСИРНИК Швейцария

Проф. Отто ДУХТЕРХАНДТ Германия

Проф. Ангелика НУССБЕРГЕР Германия

Проф. Анна ПЕТЕРС Германия

Д-р Николас ШТЮРЛЕР Швейцария

 

Историки

 

Г-н Войцех ГУРЕЦКИЙ Польша

Д-р Уве ХАЛЬБАХ Германия

Проф. Луиджи МАГАРОТТО Италия

 

Политологи

 

Проф. Бруно КОППИТЕРС Бельгия

Г-жа Селин ФРЕНСИС Бельгия

Д-р Йорг ХИММЕЛЬРАЙХ Германия

Г-н Денис САММУТ Великобритания

Д-р Мариан СТАШЕВСКИ Польша

 

 

Самые искренние слова благодарности хочется сказать в адрес д-ра Барбары Херинг, председателя Женевского центра по гуманитарному разминированию и бывшего председателя Комитета по вопросам безопасности в швейцарском парламенте, за ее постоянную поддержку и взвешенные советы.

Также хочется выразить особую признательность основной группе, которая трудилась в режиме полного рабочего дня для выполнения задач Миссии в установленные сроки. Составление этого отчета стало возможным лишь благодаря такой группе преданных и талантливых людей, обладающих огромным терпением и умением находить решение любых проблем, с которыми сталкивалась Миссия в процессе работы. Самые теплые слова благодарности хочется сказать в адрес администратора и управляющей мероприятиями Лины Родригес, дипломатического советника Адриен Шнайдер и финансового менеджера Криса Бартона.

И, в заключение, самое важное, внутренняя группа, в состав которой входят посол в отставке Уве Шрамм, временно исполняющий обязанности главы Миссии, и д-р Мариан Сташевски, заместитель главы Миссии, заслужила мое глубочайшее уважение и искреннюю признательность. Их опыт, глубокое знание региона и важный вклад во все сферы деятельности, были неоценимы для успешного выполнения мандата Миссии.

 

Хайди Тальявини,

Посол,

Глава Миссии

 

Список основных визитов и встреч членов Миссии

 

2 декабря 2008 г. Решение Совета ЕС

8 - 11 декабря 2008 г. Встречи в Москве

16 - 18 декабря 2008 г. Встречи в Тбилиси

18/19 декабря 2008 г. Встречи в Брюсселе (представители ЕС и НАТО)

19 января 2009 г. Первая встреча Высшего консультативного совета в Женеве

29 января 2009 г. Первая встреча экспертов в Женеве

2 - 5 февраля 2009 г. Встречи в Москве

9 - 12 февраля 2009 г. Встречи в Тбилиси

12/13 февраля 2009 г. Встречи в Вене (ОБСЕ)

2 - 5 марта 2009 г. Встречи в Тбилиси, Сухуми и Цхинвали, визиты на места

13 марта 2009 г. Вторая встреча экспертов в Женеве

30 марта 2009 г. Встречи в Страсбурге (Совет Европы)

24 апреля 2009 г. Встречи в Берлине

28 апреля 2009 г. Вторая встреча Высшего консультативного совета в Женеве

5 - 6 мая 2009 г. Семинар в Брюсселе (НАТО/ЕС)

11 - 12 мая 2009 г. Встречи в Нью-Йорке (ООН)

13 мая 2009 г. Встречи в Вашингтоне, округ Колумбия.

20 мая 2009 г. Третья встреча экспертов в Женеве

21 и 25 мая 2009 г. Встречи в Берлине

27 мая 2009 г. Встречи в Брюсселе (представители ЕС)

27 мая и 3 июня 2009 г. Встречи в Тбилиси

28 - 31 мая 2009 г. Встречи в Сухуми и визиты в Кодорское ущелье

29 мая 2009 г. Встречи в Париже

1 - 5 июня 2009 г. Встречи в Тбилиси и Цхинвали, визиты на места

1 июля 2009 г. Четвертая встреча экспертов в Женеве

2/3 июля 2009 г. Третья встреча Высшего консультативного совета в Женеве

11 июля 2009 г. Пятая встреча экспертов в Берлине

16/17 июля 2009 г. Встречи в Брюсселе (среди прочих, заместитель иностранных дел Украины)

22 - 25 июля 2009 г. Встречи в Тбилиси

28 - 29 июля 2009 г. Встречи в Москве

30 июля 2009 г. Встречи в Брюсселе (представители ЕС)

18 августа 2009 г. Встречи в Вене (ОБСЕ)

20 августа 2009 г. Четвертая встреча Высшего консультативного совета в Женеве

18/19 сентября 2009 г. Пятая встреча Высшего консультативного совета в Вене

Сентябрь 2009 г. Представление отчета Совету министров ЕС.

(http://www.ceiig.ch/pdf/IIFFMCG_Volume_I.pdf./Собственный перевод)